Духовная сила русского воинства


22 февраля, в канун празднования Дня защитника Отечества, в городской библиотеке состоялась беседа настоятеля Свято-Троицкой церкви отца Алексия с кадетами 6 класса МБОУ «СОШ №1 г. Козьмодемьянска». Цель данного мероприятия – дать представление о духовной основе русской армии во все времена, в том числе и в настоящее время.

Отец Алексий начал разговор со слов о том, что православие – основа русского воинства. Союз служителей веры и воинства начал формироваться с первых веков христианства на Руси. Ведь русское воинство представляло не иначе как святую доблестную рать, называя его «христолюбивым».

В церковном языке слово «воин» имеет особое значение. Среди святых, почитаемых Русской православной церковью, немало воинов – римских легионеров, русских князей. Среди них Федор Стратилат, Дмитрий Солунский, небесный покровитель русского народа Георгий Победоносец, великие русские полководцы святые благоверные князья Александр Невский и Дмитрий Донской, сам креститель Руси святой равноапостольный князь Владимир, святые князья-страстотерпцы Борис и Глеб Черниговские и многие другие.

Русские дружины шли в бой с благословения церкви, под святыми знаменами и заступничеством икон. Вера для ратников имела огромное значение. Она вселяла уверенность в победе, в правоте своего дела.

Определяя войну вообще как бедствие и несомненное зло, русская православная церковь считает войны в защиту Отечества священными, а погибающих на них воинов – совершающими подвиг жертвенной любви, ибо «нет больше той любви, как если кто положит душу свою за други своя».

Связь церкви и армии была органичной. Замечательный русский публицист и философ С.Н. Булгаков писал: «Русское войско держалось двумя силами: железной дисциплиной, без которой не может существовать никакая армия, да верой…»

К исходу XVIII века армия и церковь уже представляли собой единый отлаженный организм. Военному духовенству отводилась задача патриотического, нравственного и воинского воспитания офицеров, солдат и матросов в целях формирования у них высоких моральных и боевых качеств. Это достигалось созданием в подразделениях и частях особой атмосферы, которая подчеркивала святость воинского долга.

Как известно, своего покровителя в лице святого угодника имел каждый полк. Знамя считалось полковой святыней как образ, который нужно защищать до смерти. Священной для воина была и присяга. Ритуал её принятия – на Евангелии – носил религиозный характер. Нарушение присяги считалось большим грехом перед Богом и людьми: «…суровый закон, стоящий на страже государственных интересов, покарает клятвопреступника, как негодного гражданина; гнева Божия не минует он за иудино лобзание Креста и Евангелия».

Много усилий прикладывали военные пастыри для воспитания у воинов чувства дружбы и братства в полку («семье»), уважения и повиновения командирам («отцам»), начальникам («старшим братьям»), заботы о младших. Не случайно оставление своей части считалось большим позором для воина. Это приравнивалось отречению от своей семьи, доброго имени. Поэтому не только по закону, но и в глазах сослуживцев такой солдат считался изменником.

Однако не только под сводами храмов и в тишине казарм духовно окормляли свою паству священники русской армии и флота. Они были рядом с воинами в боях и походах, делили с солдатами и офицерами победы и неудачи, все тяготы войны: благословляли на подвиг храбрецов, воодушевляли малодушных, утешали раненых, умирающих, провожали в последний путь убитых.

В зависимости от конкретных условий боевой обстановки, характера задач, решаемых войсками, места части в боевом порядке священники использовали различные формы работы. Например, в частях первого эшелона во время боя место священника определялось на перевязочном пункте, куда обычно прибывало много раненых. От пастырей требовалось овладение искусством перевязки, так как оказанная вовремя помощь могла спасти жизнь воину. Когда того требовала обстановка, пастырь находился на передовой в цепи наступающих подразделений или окопах обороняющихся.

Революционные бури развалили старую русскую армию, а вместе с ней и институт военного духовенства. 16 января 1918 года Наркомат по военным и морским делам издал приказ №39, в соответствии с которым управление военного духовенства расформировывалось. И только с началом Великой Отечественной войны был вновь востребован духовный потенциал Церкви. Тем не менее реальное возрождение взаимодействия армии и Церкви началось в 90-х годах XX столетия.

В России нет человека, независимо от национальности, вероисповедания, который так или иначе не был бы связан с Армией: либо он сам является военнослужащим, либо в армии служит кто-то из его родственников, либо он работает в военно-промышленном комплексе, либо его ребенок учится в одной школе с сыном солдата или офицера. То есть Армия — это не значит «они», Армия — это «мы». Поэтому сейчас нам не время разъединяться.

В ходе беседы ребята задавали вопросы, на которые были даны исчерпывающие ответы. Не могли не заинтересовать слушателей рассказы отца Алексия о русских воинах, верой и правдой служивших Отечеству во все времена: и во время Великой Отечественной войны, и во время войны в Афганистане и Чечне. Подвиги их живут и будут жить.

Несомненно, что встреча будущих защитников Отечества с представителем русского духовенства очень важна и полезна. И если мы не вернемся к подлинному патриотическому воспитанию, которое основано на знании традиций, исторического пути России, ее религиозности, то мы не сможем реализовать наши планы, и произойдет катастрофа.